Сравнение пылеудерживающей способности лиственных и хвойных пород города Ташкент, Узбекистан

Е. А. Зейберт a, Н. Г. Акиншина b, А. В. Митусов c

a Кафедра Ботаники и физиологии растений, Биологический факультет, Национальный университет
Узбекистана имени Мирзо Улугбека, ул. Университетская, 4, Ташкент, 100174, Узбекистан
b Отдел Прикладной экологии и устойчивого развития, Национальный университет Узбекистана имени
Мирзо Улугбека, ул. Университетская, 4, Ташкент, 100174, Узбекистан
c Казахстанско-Немецкий университет, ул. Пушкина, 111, Алматы, 050010, Казахстан

* E-mail:  zeybertk@gmail.com

https://doi.org/10.29258/CAJWR/2022-R1.v8-1/57-78.rus

Аннотация

Целью исследования является изучение пылеудерживающей способности кроны деревьев и определение возможности использования этого параметра для оценки запыленности воздуха разных зон города. Показатель пылеудерживающей способности выражен в массе пыли, которую может удержать единица площади зеленой массы деревьев. Растительный материал был отобран на трех участках города Ташкент с разными экологическими условиями (освещение, температура, источники пыли) по следующим видам: катальпа красивая – Catalpa bignonioides Walt., платан кленолистный – Platanus acerifolia, сосна эльдарская – Pinus eldarica и можжевельник виргинский – Juniperus virginiana. По итогам исследования наибольшие значения пылеудержания при сравнении с хвойными отмечены у лиственных пород: у платана – 2,4 мг/см2, 1,2 мг/ см2, 13,3 мг/см2 и катальпы – 8 мг/см2, 3,6 мг/см2; у сосны – 0,185 мг/ см2, 0,062 мг/см2, 0,785 мг/см2 и можжевельника – 2,2 мг/см2, 0,4 мг/см2. В результате определена способность удержания пыли из расчета общего выброса пыли в г. Ташкент, который составил в среднем 24,6 ± 6,9 тыс. тонн в период с 2009 по 2018 г. Платан способен удержать на себе около 0,61 %, сосна – 0,16 % от среднегодовой (2009–2018 гг.) массы аэрозолей (на 100 тыс. деревьев). Выполненные расчеты позволяют заключить, что для компенсации (удержания) годового выброса пыли в Ташкенте необходимо примерно 17–19 млн деревьев платана или 60–62 млн сосен.

Доступно на русском языке

Download the article (ru)

Для цитирования: Зейберт, Е., Акиншина, Н., Митусов, А. (2022). Сравнение пылеудерживающей способности лиственных и хвойных пород города Ташкент, Узбекистан. Центральноазиатский журнал исследований водных ресурсов, 8(1), 57–78. https://doi.org/10.29258/CAJWR/2022-R1.v8-1/57-78.rus

For citation:  Zeybert, E., Akinshina, N., Mitusov, A., (2022). Sravnenie pyleuderzhivajushhej sposobnosti listvennyh i hvojnyh porod goroda Tashkent, Uzbekistan [Dust-Retaining Capacity of Deciduous and Coniferous Treesin Tashkent City, Uzbekistan]. Central Asian Journal of Water Research, 8(1), 57–78. https://doi.org/10.29258/CAJWR/2022-R1.v8-1/57-78.rus [in Russian]

Список литературы

Автобусные маршруты Ташкента (2019). Информационный портал TashTrans.uz. Дата обращения 12.10.19. https://tashtrans.uz/avtobusnye-marshruty-tashkenta/

Автобусные парки Ташкента. (2019). Информационный портал TashTrans.uz. Дата обращения 12.10.19. https://tashtrans.uz/avtobusnye-parki-tashkenta/

Академическое письмо (2020). Ютуб-канал. Дата обращения 17.02.2020. https://www.youtube.com/channel/UC4gmv525RjgB2RNqX3QBIQg

Ахмерова, Д. Н., Шахринова, В. Н. (2018). Биоиндикация загрязнения атмосферного воздуха по состоянию хвои сосны обыкновенной на территории города Бирск. Достижения науки и образования. Биологические науки, 8(30), I, 7–9.

Аткина, Л. И., Игнатова, М. В. (2014). Особенности пылеудерживающей способности листьев Malus baccata L., Sorbus aucuparia L., Acer negundo L., Crataegus sanguine L. в городских посадках Екатеринбурга. Леса России и хозяйство в них, 4(51), 79–82.

Багрин, С. (2019). Пылеудерживающая способность листьев Вяза мелколистного в городе Орске. Платформа для публикаций Pandia.ru. Дата обращения 15.09.19. https://pandia.ru/text/80/521/69918.php

Вронский, В. А. (1997). Экология: словарь-справочник. Ростов-на-Дону: Феникс, 367–368.

Деревья и кустарники СССР. Дикорастущие, культивируемые и перспективные для интродукции (1954). [Ред. С. Я. Соколов], М.–Л.: Издательство АН С???ССР, т. III, 252. http://herba.msu.ru/shipunov/school/books/der_i_kust_sssr1954_3.djvu

Дьячкова, Т. В., Берсенева, И. А. (2016). Парниковый эффект: причины, последствия, прогнозы. Глобальные проблемы экологии: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Орехово-Зуево: Редакционно-издательский отдел ГГТУ, 34–43.

Ерохина, В. И., Жеребцова, Г. П., Вольфтруб, Т. И., Покалов, О. П., Шурова, Г. В. (1987). Озеленение населенных мест: справочник. Москва: Стройиздат, 10–15.

Жумадилова, А. Ж. (2014). Пылеудерживающая способность древесных и кустарниковых растений. Новости науки Казахстана, 2(120), 38–48.

Информационный сайт телеканала «Метео-ТВ» (2019). Климат: Ташкент. Дата обращения 21.09.19. http://www.meteo-tv.ru/uzbekistan/tashkent/weather/climate/

Ирбе, И. К., Маракаев, О. А. (2004). Физиология растений: методические указания к выполнению лабораторных работ для студентов. Министерство образования РФ, Курган: Курганский государственный университет, 23–24.

Исаев, Т. (2016). Протяженность дорог Ташкента увеличится на 40%. (26.03.16). Агентство новостей Podrobno.uz. Дата обращения 29.09.19. https://podrobno.uz/cat/obchestvo/protyazhennost-dorog-tashkenta-uvelichitsya-na-40/

Кайгородов, Р. В., Тиунова, М. И., Дружинина, А. В. (2009). Загрязняющие вещества в пыли проезжих частей дорог и в древесной растительности придорожных полос городской зоны. Вестник Пермского университета, 10(36), 141–146.

Картунова, Л. С., Цветков, Г. С. (2019). Глобальные изменения климата Земли: потепление или похолодание? Наука, образование и культура, 2(36), 53–63.

Клевцова, М. А., Михеев, А. А., Якунин, А. И. (2015). Экологическая оценка загрязнения воздушной среды биоиндикаторными методами. Приволжский научный вестник, 3–2 (43), 82–85.

Кочергина, М. В. (2009). Фитонцидные свойства сосны обыкновенной (Pinus sylvestris L.) в условиях зеленой зоны г. Воронеж. Ландшафтная архитектура и садово-парковое строительство: современные проблемы: материалы международной конференции научно-практической конференции (сентябрь, 3–4), Воронеж, 121–130.

Назаров, Б. И., Маслов, В. А., Абдуллаев, С. Ф. (2007). О влиянии пылевого аэрозоля на температуру воздуха. Доклады Академии наук Республики Таджикистан, т. 50, № 4, 340–344.

Неверова, О. А. (2009). Применение фитоиндикации в оценке загрязнения окружающей среды. Биосфера, т. 1, № 1, 82–92.

Новиков, В. (2019). Ташкент в 2019 году стал центром масштабного строительства. Новости Узбекистана. Дата обращения 29.09.19. https://nuz.uz/ekonomika-i-finansy/40194-tashkent-v-2019-godu-stal-centrom-masshtabnogo-stroitelstva.html

Печеницын, В. П., Азамов, А. А., Штонда, Н. И., Есипова, Т. В. (2005). Культура озеленения. Ташкент: изд-во Шарк, 28–30, 36.

Сайт Geografiya.uz (2018). Географическое положение Узбекистана. Границы и площадь. Дата обращения 07.10.19. http://geografiya.uz/fizicheskaya-geografiya-uzbekistana/10002-geograficheskoe-polozhenie-uzbekistana-granicy-i-ploschad.html

Сайт Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике. (2019). Экология. Дата обращения 07.10.19. URL: https://stat.uz/ru/otkrytye-dannye

Сайт Google Карты (2020). Дата обращения 07.10.19. https://www.google.com/maps/

Семенов, С. М. (2015). Парниковый эффект: открытие, развитие концепции, роль в формировании глобального климата и его антропогенных изменений. Фундаментальная и прикладная климатология, 2, 103–126.

Славкина, Т. И., Подольская, О. И. (1987). Декоративное садоводство. Озеленение населенных мест. Ташкент: Мехнат.

Сунгурова, Н. Р., Худяков, В. В. (2015). Ассимиляционный аппарат в культурах сосны. Ученые записки Петрозаводского государственного университета, 8(153), 68–74.

Юнусова, Х. Э. (2019). История загрязнения атмосферного воздуха в Узбекистане (1969–1980). Вестник науки и образования, 15(69), 42–46.

90 % выбросов в атмосферу в Ташкенте приходится на автотранспорт. (12.08.2019). Газета.uz. Дата обращения 26.09.19. https://www.gazeta.uz/ru/2019/08/12/air-pollution/

Behjati, S. E. (2019). A relative analysis of carbon and dust uptake by important tree species in Tehran, Iran. International Journal of Environmental and Engineering, 13(4), 222–225. https://doi.org/10.5281/zenodo.2643941

Javanmard, Z., Kouchaksaraei, M. T., Bahrami, H., Hosseini, S. M., Sanavi, S., Struve, D. (2019). Dust collection potential and air pollution tolerance indices in some young plant species in arid region of Iran. iForest – Biogeosciences and Forestry, 12(6), 558564. https://doi.org/10.3832/ifor3063-012

Li, Y., Wang, Sh., Chen, Q. (2019). Potential of thirteen urban greening plants to capture particulate matter on leaf surfaces across tree level of ambient atmospheric pollution. International Journal of Environmental Research and Public Health, 16(3), 402. https://doi.org/10.3390/ijerph16030402.

Liu, L., Guan, D., Peart, M. R., Wang, G., Zhang, H., Li, Zh. (2013). The dust retention capacities of urban vegetation – a case study of Guangzhou, South China. Environmental Science and Pollution Research, 20, 66016610. https://doi.org/10.1007/s11356-013-1648-3.

Sun, Y., Lin, W., Li, Y & Xu, D. (2020). Dust deposition on vegetation leaves in Shanghai, China. International Journal of Environmental Health Research. 31(3), 1–14. https://doi.org/10.1007/s11356-013-1648-310.1080/09603123.2020.1714559.

Wu, Y. (2019). Assessment model of dust-retention effect of green planting in landscape under the concept of eco-environmental protection. Ekoloji, 28(108), 2153–2157.

воздушная среда города, изменение климата, лиственные деревья, пылеудерживающая способность, пыль, хвойные деревья

Подписка на статьи: